понедельник, 19 июня 2017 г.

Полицай Сергей Лукьяненко


Прочитал последний роман Сергея Лукьяненко "Кваzи". В таланте ему по-прежнему не откажешь. Однако его творчество вызывает всё больше ощущение какой-то безнадёги; в первую очередь из-за постмодерна ставшего окончательно осью его философии, что особенно ярко отразилось в лукьяненовской концепции "многоправдия", как я это называю. Т.е. истины нет, правды нет, у каждого своя правда, и в рамках своей правды каждый прав, каждому дела нет до чужой правды и он должен защищать свою, и, в лучшем случае, надо просто с взаимным уважением относиться к правдам друг друга, ибо все мы люди, все мы человеки, и прочая подобная примитивная околофилософская шелуха. (Пожалуй наиболее концентрированно эту свою унылую философию Лукьяненко изложил в другом своём романе "Застава", первой книги из серии "Пограничье", особенно в некоторых последних главах, превратив их в целые маленькие философские трактаты)

Поначалу, особенно благодаря яркой и талантливой литературной форме, эта постмодернистская игра смыслов весьма занимала, но сейчас окончательно наскучила. Сергей Лукьяненко возвёл в своих книгах своего рода экзистенциальную тюрьму, красивую и ажурную, но тюрьму, из которой нет выхода, в которой можно лишь играть в пинг-понг с сокамерниками, меланхолично смотреть в панорамное окно забранное сверхпрозрачным и сверхпрочным плексигласом и грустить под песни "Агаты Кристи".

А ещё, что покоробило, это то, что Лукьяненко окончательно свихнулся на теме обзывания российских полицейских полицаями. Заклинило на этой теме Лукьяненко ещё в 2011 г., когда по инициативе Президента Медведева российским стражам порядка было возвращено традиционное название "полиция". Тогда Лукьяненко писал свой очередной "Дозор" и рассказал в блоге (ныне удалённом), что, де, крутую штуку придумал - называть русских полицейских полицаями, гы-гы, и выразил надежду, что запустит этот мем в народ; и в вышедшей в том же году книге свою идею реализовал. С тех пор из произведения в произведение у него это кочует, но если раньше он позволял себе оскорблять российскую полицию пару-тройку раз за книгу, всякий раз как в сюжете появлялись полицейские, то в "Квази" пару-тройку раз в каждой главе, потому, что главный герой романа полицейский...

Неужели он не понимает, какой этим вред наносит? С одной стороны оскорбляет и дискредитирует российскую полицию проводя известную ассоциацию с иррегулярными подразделениями нацистов на оккупированных территориях, прозванных в народе полицаями, каковая кличка была и остаётся крайним оскорблением для всякого русского. А, с другой стороны, ассоциируя нацистских полицаев с русскими полицейскими он обеляет этот термин, а с ним и самих немецких полицаев.

Может и понимает. Но, в любом случае, эта его маета с "полицаями" просто часть всё той же беспредметной постмодернистской игры, не оставляющей места ни для чего, кроме самодовлеющей иронии.

В общем скучно, а местами противно. Пожалуй Лукьяненко как писатель для меня исчерпан, вряд ли продолжу читать его книги.


понедельник, 12 июня 2017 г.

Землянин по пути домой



Прочёл книжку Романа Злотникова "Землянин", начинающую одноимённую серию. Хорошая книга, не пожалел потраченных времени и денег.

В целом в этой книге Роман Злотников возвращается к старой доброй космоопере, но с уже кажется неизбежным попаданцем. Фабула такова: обычный московский мажор студент-раздолбай Коля, из золотой молодёжи, прожигающий жизнь на тусняках и в онлайн играх, похищается пришельцами ради использования его тела, но, по непонятной причине, тело теряют на помойке одной из далёких планет, на коей ГГ и приходит в себя, начиная свой долгий путь к звёздам, свой путь домой на Землю.

Главная идея книги - это идея Большого Дела ради которого только и стоит жить человеку. Поучение строится на противопоставлении ГГ самому себе - с одной стороны прежний мажор Коля прожигающий свою никчёмную жизнь ни к чему не стремясь, не имея цели и Дела ради достижения этой цели; с другой стороны новый, закалённый в борьбе за выживание Ник, который трудом и упорством поднимается из помойки к звёздам, который имеет Цель (вернуться домой) и который упорно и методично создаёт Дело, которое должно позволить достичь Цели, а заодно обеспечить его пропитание и безопасность в процессе.

Кроме того, из идеологии, присутствует, правда мельком, излюбленная идея Автора про истинную аристократию, причём, по некоторым намёкам, можно предположить, что во второй части эта тема станет если не главенствующей, то одной из основных. Ну и красной нитью звучит призыв: учиться, учиться и ещё раз учиться; работать, работать и ещё раз работать; учиться и работать, работать и учиться всегда, везде и при любой возможности, и не упускать выпадающих шансов.

По антуражу это довольно качественная космическая опера, очень крепкий и добротный боевик, со стройным и динамичным сюжетом, который не даёт скучать до последней страницы. Вообще по форме и идее "Землянин" больше всего напоминает "Восставшего из пепла" из цикла "Вечный", но, скажем так, более приземлён. В общем, по-моему, это книга достойная того, чтобы её прочесть и иметь в своей библиотеке.

Серия "Землянин":
  1. Землянин
  2. Шаг к звездам
  3. На службе Великого дома
  4. Русские не сдаются!

воскресенье, 5 июня 2011 г.

Русская имперская фантастика - от утопии к реальности

Известный современный историк и фантаст Дмитрий Володихин рассуждает о роли современной русской фантастики в формировании нового имперского мировоззрения.
В сущности, тема Империи в нашей фантастике доведена до состояния, после которого начинается составление планов политиками и политтехнологами. Некоторые концепты, родившиеся на этой почве, вошли в лексикон и в интеллектуальный оборот политической среды, другие вошли в сознание широких масс.

Нельзя назвать какую-то одну книгу, которую можно было бы считать «витриной достижений» имперской фантастики или «образцом для подражания». Совершенно так же невозможно назвать одного автора, достойного звания «главного духовного авторитета» у фантастов-имперцев. Однако вал фантастической литературы – всей в целом – сделал свое дело.

Он прежде всего был одним из тех реально работающих факторов, которые способствовали повороту массового сознания от либерального идиотизма 1990-х к национально-государственному мышлению нашего времени.

И во-вторых, он создал устойчивый образ космической христианской державы, выросшей на фундаменте русской культуры, а значит, сохранившей связь с Традицией. Иными словами, ему удалось проделать работу, на которую оказались неспособны публицисты, – создать полноценную русскую утопию.

И главное он прав в том, что эта новая русская утопия приобретает характер практического императива; и нельзя не заметить, что многие деяния современной российской власти очень напоминают проекты изложенные в нашей имперской фантастике, особенно у того же Романа Злотникова. Возможно речь и не идёт о прямом заимствовании идей правительством из фантастических романов рассказывающих о грядущей Империи, но, как минимум, речь идёт о витающих в воздухе идеях, идеях в имперской фантастике сформулированных, запущенных ею в широкое общественное сознание, и уже воспринимающихся большинством общества (и правительства, соответственно) как само собою разумеющееся.

Вот, например, показательный комментарий Анатолия Вассермана на эту тему:


И слава Богу, ибо Россия не может нормально развиваться без утопии, а нынешняя новая имперская утопия куда лучше (ибо аутентичнее к истинным цивилизационным основам России) чем утопия коммунистическая, советская. По сути, новая имперская утопия это восстановление тех, естественных для России, утопических конструкций, которые вдохновляли русских до того, как Россия свернула со столбовой дороги своей истории в 1917 году; а теперь мы на эту дорогу возвращаемся.

Полагаю  в строительстве этой имперской утопии одну из ключевых ролей в современной русской фантастике играет Р.Злотников - так или иначе этой теме посвящены почти все его произведения, в первую очередь цикл "Империя".

четверг, 8 октября 2009 г.

Эпоха мёртвых

Прочёл книгу Андрея Круза "Эпоха мёртвых. Начало".
Что тут сказать... Ничего, конечно, оригинального. Автор просто взял модную ныне тему зомби, причём зомби, которые возникают в результате поражения человека вирусом вырвавшимся из рук безответственных учёных. Полный набор штампов. В целом это собрание идей надёрганных из таких фильмов как "Обитель зла", "48 недель спустя" и "Я легенда" (а так же из замечательной книги Ричарда Мэтисона "Легенда", по которой снят фильм) положенных на российский антураж.

Что касается идейного содержания книги, то оно тоже незамысловато. Главная идея - силовые структуры тупые уроды, госслужбы сборище ещё более тупых уродов озабоченных лишь собственной шкурой и ради неё готовых похоронить скопом всю страну (на это наложен ещё старый комплекс "пра Рублёвку", на охрану которой бросают чуть ли не всю армию оставляя Москву на съедение мертвякам), а единственные на кого можно рассчитывать это мы сами (плюс друзья, родные, верные внедорожники различных модификаций и ещё более верные стволы разного калибра).

Вообще, складывается впечатление, что автор, в лице главных героев, жутко рад случившемуся, ибо, во-первых, его мысли насчёт того, что все госслужбы это тупые шкурные уроды полностью подтвердились (уже ради этого стоило произойти глобальной катастрофе), но главное - наконец-то можно всласть пострелять, погонять на джипах по пересечённой местности и продемонстрировать навыки выживания!!!

Более того, главные герои книги (во-первых, Сергей Крамцов) по сути ничем принципиально не отличаются от главных антигероев (во-первых, Александр Бурко). Действительно, и Крамцов, и Бурко косвенные виновники катастрофы; и тот, и другой жутко этой катастрофе рады (Крамцов, правда, рад по-преимуществу бессознательно, а Бурко вполне осознанно); и тот, и другой готовились по своему к катастрофе; и тот, и другой мечтают создать "новый народ" на развалинах России и мира (единственное отличие - Крамцов создаёт "новый народ" на анархически-родовых принципах, а Бурко на феодально-монархических; просто они в детстве мечтали на материале разных книжек - Бурко, видимо, Вальтера Скотта и т.п. рыцарских романов и саг о добрых королях и верных вассалах, а Крамцов Фенимора Купера и т.п. приключениях о храбрых и независимых ни от кого и ни от чего трапперах, пионерах, золотоискателях).

Не вполне понятна идеология автора. Нет, совершенно ясно, что её основа это лютая ненависть и презрение к власти и государству (особенно нынешней власти и нынешнему российскому государству), но на какой основе зиждется эта ненависть не ясно. Это либо, с одной стороны, околопатриотические настроения ультраправого (либо левого) толка, с их неизбывной ненавистью к "эрэфии", либо, с другой стороны, настроения анархические - отсюда нескрываемая радость от того, что государство оказалось совершенно не состоятельно и рухнуло при появлении первых же зомби и дифирамбы самоорганизующимся автономным общинам, которые единственные оказываются способны противостоять катастрофе.

У Круза даже нет таких слов: Россия, Родина, Отечество, страна, нация - всё это для него абстракция, пустые слова; и когда гибнет государство, то Круз в упор не видит в этом гибель и развал страны и гибель народа (русского и прочих), но только крах ненавистного антинародного режима.

Апофеоз этой ненависти проявляется в эпизоде книги, где происходит столкновение одного из бегущих из Москвы власть предержащих с дезертирами бегущими от туда же. Кортеж с чиновником по старой привычке включил маячки и сирену, чем спровоцировал дезертиров на двух БТРах, которые хладнокровно расстреляли в упор и чиновника, и охрану, и водителей; и сие действо вызывает полное одобрение главных герое устами которых говорит автор.

Вообще для Круза, складывается такое впечатление, любой человек прямо или даже косвенно относящийся к власти - это и не человек вовсе, а тот же мертвяк-людоед, которых нужно мочить не вступая в разговоры. Любой представитель власти априори сволочь, подлец, враг; а любой, кто ему помогает (охранник, водитель, официант - не важно) такая же сволочь и холуй. А врагов и их холуёв надо мочить, и кто это делает лучше тот и герой.

Причём совершенно непонятно за что, собственно, власть достойна ненависти. По описанию - вполне благополучное общество, никто не бедствует, а главные герои так и вообще весьма не бедствуют; ибо с бедности не разживёшься табуном тюнингованных внедорожников, квартирами, дачами, авто мастерскими, оружейными магазинами, шикарными наборами средств выживания (палатки, спецодежда и т.п.) и коллекциями разнокалиберных винтовок (всё это было у героев к началу катастрофы и составило их начальную материальную базу, на основе которой Крамцов и К. стали создавать свой новый "народ"). Непонятно, что плохого власть этим людям сделала за что её необходимо презирать и ненавидеть - надо и всё тут! Просто потому что власть, просто потому, что НАДО!

Да, поздно родился Андрей Круз, поздно... Ему бы в ватагу Стеньки Разина, либо Емельки Пугачёва - вот там бы он отвёл душу - повешал, порезал бы, и капитанов, и их дочек, и прочих холуёв. Ну а что страна Россия погибнет, русский народ деградирует, так это ерунда - сии вещи вообще не входят в круг понятий которыми оперирует автор. Погибнут и ладно, зато каждый "адекватный" гражданин создаст себе на обломках страны и народа всяк свою общину, хутор, "народ" - это и будет счастье.

Но главное, всё же, это не эти атавизмы пугачёвщины, а именно радость, что нудное, спокойное и скучное течение жизни закончилось, всё рухнуло и теперь можно свободно оторваться - пострелять, погонять и вообще вздохнуть полной грудью, как это понимает автор, т.е. заняться экстримом и что бы никакой милиции над душой - у кого пушка мощнее, да реакция быстрее, тот и прав.

Автор с нескрываемым ребяческим восторгом описывает разнокалиберные орудия убийства, причиндалы к ним, всевозможные манипуляции с ними, скрупулёзную подготовку одежды, палаток, продовольствия, транспорта, связи и пр. средств выживания. Наконец-то, можно забыть про пейнтбол и погрузиться в реальный, полный риска водоворот бросков по диким дорогам, применения всех знаний по организации выживания в агрессивной среде и стрельбы по опасным движущимся мишеням!

Кстати, интересный факт - сам Андрей Круз живёт в солнечной Панаме, плескается в тёплом океане и весьма не бедствует. И это умиляет - действительно, куда приятнее клеймить в пароксизме праведного гнева антинародный режим далёкой Родины сидя на пляже под пальмой и попивая ледяное мохито, и болеть сердцем за её обездоленный народ с трудом утишая боль созерцанием накатывающихся на берег лазурных волн и местным пивом.

Вообще, это довольно стандартная позиция многих мигрантов, которые психологически застревают в том времени в котором бросили Родину. Круз уехал из России в 2001 году, когда кризисные 90-е только начинали преодолеваться, а воспоминания о несправедливостях у него ещё были свежи (Круз дважды в 90-е терял свой бизнес из-за налётов рейдеров) да так там и остался. Так же как, например, многие эмигранты прежних волн так и остались во временах гражданской войны или СССР, и до сих пор свято уверены, что Россия это та же тоталитарная людоедская совдепия под властью коммуняк и кровавой гэбни. Ну а Круз, в своей Панаме, свято уверен, что Россия это всё тот же либерл-компрадорский бедлам 90-х, вся власть живёт на Рублёвке и ничего за её заборами не видит, а за забором этим, понятно, нищета и развал. Потому и все социально-политические комплексы Круза, которыми изобилует его книга, именно из 90-х.

В общем, писал бы Круз о Панаме, точнее бы всё вышло, ибо реалии латиноамериканской жизни ему безусловно ближе, чем реалии современной России.

Итак, в целом довольно средняя (хотя и не бесталанная, напротив, добротно и довольно увлекательно написанная) книга лишённая какой-либо сюжетной оригинальности, изобилующая социальными, политическими, экономическими и классовыми штампами из прошлого десятилетия то-ли около-патриотической, то-ли анархистской направленности (лишённой, впрочем, какой-либо концептуальности), и густо замешанная на социально-политических и чисто ребяческих (про стрельбу, оружие и приключения) комплексах автора.

По субъективной оценке ставлю четыре. В целом добротное развлекательное чтиво, которое можно смело читать, а для фанатов жанра "зомби" и "постапокалиптика", а так же для ненавистников нынешней российской государственности даже перечитывать, а возможно и приобрести в личную библиотеку.

Кит Р. А. Ди Кандидо Обитель зла: Апокалипсис (книга)
Обитель зла. Трилогия (3 DVD)
Я легенда (ДВД)
Юрий Фролов Зомби (исследование о феномене)

четверг, 3 сентября 2009 г.

2012 Точка перехода

Прочёл новую книгу Романа Злотникова "2012. Точка перехода", эксплуатирующую популярную ныне тему конца света по календарю майя и написанную Злотниковым по заказу издательства в качестве приквела к книге Антона Медведева "2012. Формула выживания".


Впервые говорю с радостью по отношению к книге Злотникова: "Наконец-то дочитал", - как впервые пришлось заставлять себя читать дальше его книгу. Увы чтиво весьма среднее, а часто и ниже среднего.

Книга весьма сырая (о чём автор и сам в предисловии сказал) и довольно посредственная. Сюжет рваный, мутный, повествование скучное и может захватить только людей отмороженных на теме отжившей ещё в начале 90-х (меня, лет 20 назад книга бы захватила, жутко интересовался тогда всеми этими зонами, уфологией и контактёрством).

Слог иногда весьма примитивный, складывалось впечатление, что автор буквально вымучивал из себя фразы - только бы написать. Лишь иногда, редко, прорывался тот злотниковский стиль, за который мы его любим (например в рассуждении про мужиков и баб, и т.п.), сразу было видно, что автору интересно писать, а потом опять рутина, рутина, скука и желание побыстрее закончить указанное контрактом количество страниц... Вот вам издержки письма на заказ.

На данный момент это безусловно худшая книга Злотникова написанная им единолично, да и если с соавторствами сравнивать тоже худшая (не считая, конечно, "Леннара" - это такое "Г", что вне конкуренции). Видимо Роману Валерьевичу следует крайне осторожно относится не только к соавторствам, но и к написанию книг по заказу, а не для души.

Вообще, в этом смысле, кто-то верно сказал о кино (Раневская вроде): "Плохая роль - это плевок в вечность", - верно это и по отношению к книгам. Надеюсь впредь Роман Валерьевич не позарится на лишние несколько десятков тыщь (или сколько он там за эту заказуху срубил) и не будет плевать в вечность неудачными книгами.

По субъективной оценке ставлю книге - три. Можно почитать если заняться совсем нечем, но в личной библиотеке такой книжке делать нечего.
Купить на "Озоне"
Роман Злотников 2012. Точка перехода
Антон Медведев 2012. Формула выживания
2012. Апокалиптические пророчества майя
Аманда Скотт Код Майя: 2012

Релевантное
2012: Судный день (фильм на ДВД)
Максим Калашников, Сергей Кугушев Россия против Голема. Третий проект. Точка перехода
Воины креатива. Главная книга 2008-2012
Мария Семенова, Феликс Разумовский Ошибка "2012". Игра нипочем
Мария Семенова, Феликс Разумовский Ошибка "2012". Джокер
Л.В. Семенова, Л.Ю. Венгерская Символика настоящего и будущего. 2008 как репетиция 2012
Георгий Пушкин Россия - 2012. История будущего

суббота, 7 марта 2009 г.

Элита элит

Прочёл новую книгу Романа Злотникова "Элита элит". Книга замечательна.

Элита элит
Не буду сейчас подробно писать о ней, скажу только, что всем советую её прочесть. Это блестящая фантастика в жанре альтернативной истории (и, видимо, начало новой серии Злотникова), а, главное, это книга полная смыслов.

Если кратко, то книга о том, какой должна быть истинная элита общества и государства. Более, это, своего рода, популярное руководство к тому, как воспитать себя достойным такой истинной элиты.

Ну а, кроме того, книга продолжает развивать известный злотниковский тезис характерный почти для всех его книг - даже один человек, если он обладает необходимыми знаниями и подготовкой, но главное волей, может изменить многое, почти всё.

По субъективной оценке - 5. Очень советую преобрести и почитать.

Книга на Озоне - Роман Злотников "Элита элит"

вторник, 2 декабря 2008 г.

Стратегическое поражение

Прочёл книжку Александра Смирнова «Стратег».

Остался весьма разочарован. Не скажу, что автор законченный графоман, но если и нет, то на грани графомании.

С литературной точки зрения очень слабо. Автор почти не владеет даром художественного слова. Описания схематичны и невыразительны (за редким исключением), герои схематичны и невыразительны ещё более (без исключений). Некоторые словесные и смысловые обороты по стилю напоминают детскую речь, да и в целом словарное разнообразие весьма скудно.

Кроме того, автор демонстрирует откровенную сексуальную озабоченность. Непрерывные пошло-смехотворные пассажи насчёт «расстёгивания пуговиц» и «оголения прелестей», и постоянная акцентуация на размерах (огромных, конечно) полового члена главного героя (Стратега), а при случае и других персонажей. Создаётся устойчивое впечатление о крайней закомплексованности автора в области половых отношений. В этом смысле, книга представляет больший интерес для психоаналитика, нежели для литературоведа, или простого любителя фантастики.

В завершение, к бочке дёгтя положу ложечку мёда. Всё же мне кажется, что автор не безнадёжен. Во-первых, поражает масштаб замысла – множество рас, сюжетных линий, переплетения судеб планет. Во-вторых, фантазия автора весьма богата и даёт достаточно материала для сколь угодно широкого творчества (проблема именно в качестве этого творчества). Наконец, в общем объёме весьма невыразительного текста попадаются иногда довольно живые и хорошо прописанные эпизоды и детали. Полагаю, что автор, если приложит значительные усилия и упорство, может усовершенствоваться как писатель, по крайней мере до степени добротного профессионала, книги которого позволят занять вечер нескучным чтением.

Итак, по субъективной оценке ставлю 3 с минусом. Книжку можно почитать, но только если уж совсем нечем заняться, и, кроме неё, других книг нет. В личную библиотеку книгу приобретать, однозначно не стоит.

Кто не поверил моему суждению, может почитать книжку сам, купив её на Озоне:

Александр Смирнов «Стратег»

воскресенье, 5 октября 2008 г.

Тезисы о Солженицыне

Во-первых, Солженицын это один из величайших русских писателей. Можно спорить о литературных достоинствах его крупных программных работ, типа «Архипелага…» (впрочем, это не столько литература, сколько публицистика и историческое исследование), но, в таких, скажем, его произведениях как «Матрёнин двор» и «Один день Ивана Денисовича» Солженицын проявил себя как величайший мастер. Как мастер, мало уступающий Толстому и Гоголю, к стилю которых был близок. И Солженицын по праву вошёл в череду творцов Великой русской литературу, давно ставшей культурным достоянием мирового значения.

Во-вторых, Солженицын был носителем провиденциальной миссии. Миссия эта, как мне кажется, заключалась, во-первых, в борьбе с советской системой и с советской идеологией. Разоблачить всю бесчеловечную, а, главное, безбожную сущность советской государственной системы – вот первая и важнейшая задача Солженицына (не даром, Солженицын родился в 1918 г., т.е. на следующий год после революционной катастрофы). И с этой миссией Солженицын блестяще справился.

Заслуга крушения советской системы как идеологического концепта, претендующего на некое вселенское благо и идею всеобщей справедливости, принадлежит во многом именно ему. Солженицын вскрыл суть этого паразитического по сути явления – обнажил его демоническую подоплёку, сорвал блистающие налётом истины покровы, скрывавшие всепожирающие челюсти. Это было основой его миссии.

Кроме того, в рамках (и уже за рамками) этой миссии, Солженицын не только разоблачал существующее зло, но и напоминал о должном добре; напоминал, что не стоит село без праведника («Матрёнин двор»); что кроткое достоинство, смиренная воля и осознание внутренней правоты сильнее любого давления среды («Один день…»); что кроме комфортного гниения конформизма есть ещё тяжкий, но и лёгкий, в своей духовной сладости, долг истины («Жить не по лжи»); что каждый миг жизни драгоценен и наполнен смыслами ("Крохотки") и т.п. Солженицын во всех своих трудах неустанно напоминал и указывал на тот духовный и нравственный стержень, который и является сутью и основой человеческой и народной жизни. И этим Солженицын вышел далеко за рамки своей миссии в том конкретном времени.

С этой частью миссии он справился, эту свою задачу он выполнил; в частности, по этому создалась иллюзия, что после краха советской системы у него наступил некий творческий кризис и т.п. Никакого кризиса не было, просто он закончил одно дело и приступил к другому. И это другое дело, другая часть его мисси, была гораздо более сложной, но и более высокой, и менее заметной в период подготовки.

Это миссия, которую Провидение последовательно возлагала на всех великих (и не очень) русских писателей, поэтов, философов, художников... Миссия, которая наложила на всю русскую литературу, и, шире, русскую культуру, тот особый колорит, который не имеет аналогов больше нигде. Это миссия пророческая. Увы, никто, в том числе и Солженицын, не смогли, или не успели, реализовать эту миссию вполне.

Уже в семидесятые Солженицына за глаза звали пророком. Уже тогда он осознавал это призвание. И на целом ряде его произведений, в первую очередь публицистических, лежит эта печать порыва к пророческому служению. Особенно ярко это видно в таких знаменитых работах как «Гарвардская речь», «Письмо советским вождям», особенно «Жить не по лжи», в «Бодался телёнок с дубом», в «Как нам обустроить Россию», ну и, конечно, в «Архипелаге…» и «Красном колесе».

В этих работах Солженицын показывает себя и как великий мастер слова и как выдающийся, яркий и острый публицист, и как учитель морали.

С этим стремлением Солженицына связано и его, особенно в последние годы, всё большее углубление в религиозное делание. Посмотрите на его последние изображения – это уже почти иконографический лик.

Вот, кратко…
Есть ещё мысли, но писать подробнее было бы самонадеянно, за недостатком материала. Ну да, будет день – будет пища, и…,

За воскресение всех мёртвых! (© А.И. Солженицын «В круге первом»).

понедельник, 30 июня 2008 г.

Время Вызовы, или Пора вступить на Путь Князя

За последний год, наиболее интересным, на мой взгляд, явлением в русской фантастике стала дилогия Романа Злотникова «Путь Князя», в составе книг Путь Князя: Атака на будущее и Путь Князя: Быть Воином. Это что-то действительно новаторское как в русской, так и в мировой фантастике.

Ещё, весьма интересен роман в жанре социальной фантастики того же Романа Злотникова Время Вызова: Нужны князья, а не тати. Это своего рода манифест автора о возрождении России.

Очень советую всем прочесть эти книги!

П.С.

Опять отошёл на 20 минут. Ожидайте…