воскресенье, 5 октября 2008 г.

Тезисы о Солженицыне



Во-первых, Солженицын это один из величайших русских писателей. Можно спорить о литературных достоинствах его крупных программных работ, типа «Архипелага…» (впрочем, это не столько литература, сколько публицистика и историческое исследование), но, в таких, скажем, его произведениях как «Матрёнин двор» и «Один день Ивана Денисовича» Солженицын проявил себя как величайший мастер. Как мастер, мало уступающий Толстому и Гоголю, к стилю которых был близок. И Солженицын по праву вошёл в череду творцов Великой русской литературу, давно ставшей культурным достоянием мирового значения.

Во-вторых, Солженицын был носителем провиденциальной миссии. Миссия эта, как мне кажется, заключалась, во-первых, в борьбе с советской системой и с советской идеологией. Разоблачить всю бесчеловечную, а, главное, безбожную сущность советской государственной системы – вот первая и важнейшая задача Солженицына (не даром, Солженицын родился в 1918 г., т.е. на следующий год после революционной катастрофы). И с этой миссией Солженицын блестяще справился.

Заслуга крушения советской системы как идеологического концепта, претендующего на некое вселенское благо и идею всеобщей справедливости, принадлежит во многом именно ему. Солженицын вскрыл суть этого паразитического по сути явления – обнажил его демоническую подоплёку, сорвал блистающие налётом истины покровы, скрывавшие всепожирающие челюсти. Это было основой его миссии.

Кроме того, в рамках (и уже за рамками) этой миссии, Солженицын не только разоблачал существующее зло, но и напоминал о должном добре; напоминал, что не стоит село без праведника («Матрёнин двор»); что кроткое достоинство, смиренная воля и осознание внутренней правоты сильнее любого давления среды («Один день…»); что кроме комфортного гниения конформизма есть ещё тяжкий, но и лёгкий, в своей духовной сладости, долг истины («Жить не по лжи»); что каждый миг жизни драгоценен и наполнен смыслами ("Крохотки") и т.п. Солженицын во всех своих трудах неустанно напоминал и указывал на тот духовный и нравственный стержень, который и является сутью и основой человеческой и народной жизни. И этим Солженицын вышел далеко за рамки своей миссии в том конкретном времени.

С этой частью миссии он справился, эту свою задачу он выполнил; в частности, по этому создалась иллюзия, что после краха советской системы у него наступил некий творческий кризис и т.п. Никакого кризиса не было, просто он закончил одно дело и приступил к другому. И это другое дело, другая часть его мисси, была гораздо более сложной, но и более высокой, и менее заметной в период подготовки.

Это миссия, которую Провидение последовательно возлагала на всех великих (и не очень) русских писателей, поэтов, философов, художников... Миссия, которая наложила на всю русскую литературу, и, шире, русскую культуру, тот особый колорит, который не имеет аналогов больше нигде. Это миссия пророческая. Увы, никто, в том числе и Солженицын, не смогли, или не успели, реализовать эту миссию вполне.

Уже в семидесятые Солженицына за глаза звали пророком. Уже тогда он осознавал это призвание. И на целом ряде его произведений, в первую очередь публицистических, лежит эта печать порыва к пророческому служению. Особенно ярко это видно в таких знаменитых работах как «Гарвардская речь», «Письмо советским вождям», особенно «Жить не по лжи», в «Бодался телёнок с дубом», в «Как нам обустроить Россию», ну и, конечно, в «Архипелаге…» и «Красном колесе».

В этих работах Солженицын показывает себя и как великий мастер слова и как выдающийся, яркий и острый публицист, и как учитель морали.

С этим стремлением Солженицына связано и его, особенно в последние годы, всё большее углубление в религиозное делание. Посмотрите на его последние изображения – это уже почти иконографический лик.

Вот, кратко…
Есть ещё мысли, но писать подробнее было бы самонадеянно, за недостатком материала. Ну да, будет день – будет пища, и…,

За воскресение всех мёртвых! (© А.И. Солженицын «В круге первом»).

Комментариев нет:

Отправить комментарий